zina_ida (zina_ida) wrote,
zina_ida
zina_ida

Цви Гирш




дедушка с сестрой Туней


Сегодня йорцайт моего дедушки
АШКЕНАЗИ Григория Исаевича (Цви Гирш Ушер Шаевич )זייל

Он родился в Бердичеве, окончил гимназию в городе Житомире , с 1914 года жил в Киеве, где и обучался на юридическом факультете Университета. Работал юрисконсультом в разных орканизациях.
Трижды сдавал на все пятёрки экзамены для поступления в Житомирскую классическую гимназию, но по процентной норме для евреев был принят только на третий год. Будучи гимназистом, в годы революции 1905-6 годов примыкал или состоял в организации эсеров или с-деков.
Во время обыска у него был найден револьвер «Смит-Вессон». Толи власти не смогли доказать его принадлежность к организации, толи родители откупились взяткой, но его не судили, а ограничились исключением на год из гимназии, в результате чего он окончил гимназию на три года позже своих сверстников.
Из воспоминаний его сына Виктора:
"Отец обладал блестящими способностями. Будучи гимназистом и впоследствии студентом, писал стихи и публиковался под псевдонимом «Гораций» в Житомирской и Бердичевской газетах; некоторые вырезки из этих газет хранил до начала войны и эвакуации. Мне и брату запомнились следующие строки из одного любопытного «пророческого» стихотворения :
Настанет день, когда картошку
Ценить мы будем на карат,
Когда к обеду станут кошку
Нам подавать взамен цыплят .
................................................
А наши женщины сморкаться
В дырявый серенький конверт.


Начиная с четвертого класса и все последующие годы учёбы в гимназии и университете зарабатывал на жизнь своим трудом – репетиторствовал. Успешно окончил университет и получил звание : «помошник присяжного поверенного». Работал адвокатом с присяжным поверенным Бессарабовым , потом - Гладковым. В 1917 году Бессарабов был и составе Временного правительства товарищем (заместителем) министра юстиции. В воспоминаниях Антонова-Овсеенко сказано, что, когда штурмовавшие ворвались в Зимний дворец,то он видел в коридоре прижавшегося к стенке и дрожавшего Бессарабова. В последующие годы Бессарабов бывал в семье Г.И. Ашкинази и во время репрессий действительно дрожал, опасаясь ареста.
Члены семьи Ашкинази были завзятыми театралами. Г.И. широко пользовался контрамарками, которые получал у своих приятелей администраторов, в том числе у гл. администратора театра оперы и балета Лозинского , а также у знакомых актёров. Кроме того он несколько лет являлся членом редколлегии бюллетеня Наркомфина Украины, который издавался на производственной базе редакции и издательства газеты «Вечерний Киев» ,а эта редакция,- как и редакции всех крупных газет,- располагала постоянным пропуском в наиболее значительные театры на закрепленные два места во втором ряду партера. Эти пропуска Г.И. давали беспрепятственно, зная его пристрастие к театру. Билеты покупать приходилсь редко, главным образом на гастрольные концерты и постановки. При довольно ограниченном семейном бюджете Г.И., его супруге и детям удавалось видеть и слышать всё самое значительное.
-...Так во время гастролей в Киеве МХАТа Г.И. познакомился с Качаловым, Ершовым, Яншиным , Москвиным, Тархановым и другими актёрами.


Когда началась война, семья выехала из города Киева в эвакуацию и поселилась в г. Энгельсе на Волге. Однако наступление холодов погнало дальше на Юг ,т.к выезжали ,совершенно не предполагая, что Киев будет захвачен немцами, - надеялись скоро возвратиться и ничего из теплых вещей, даже пальто, не захватили. Так оказались в Ташкенте."
До 80 лет мой дед Гирш оставался достаточно подвижным человеком со здравым умом ,с ним охотно общались соседи по дому и другие знакомые.

Моим воспитанием в основном занимался дед, т.к. родители работали, по вечерам учились и часто разъезжали по командировкам.
( это хоть как то удерживало бюджет семьи на плаву)
Во время провожаний в детский сад он рассказывал мне сочиненные на ходу *сериалы* про некоего Пузыря Пузыревского(позже я поняла, что это бЫл прототип Карлсона ) который умел летать и *спасал* меня , приходя на помощь в трудных ситуациях.
Наши путешествия в детский сад сопровождались поиском новых путей и преодолением препятствий - перепрыгиванием арыков.
Я, в случае непроизнесения им дежурного "молодец умница", требовала вернуться и прыгала заново. Наше общение всегда имело яркие краски.
Он также как все еврейские родители считал, что любовью навредить невозможно.

Вот одно из ярчайших воспоминаний.
В период моих приездов на студенческие каникулы дедушка давал мне необычное задание - одарить своего лечащего врача. Это были охапки изумительных роз в несчетном количестве. Сеё действо было незабываемо -восхождение по лестнице поликлиники с морем роз. И благодарные глаза врачихи. А ведь она его не лечила. Дед сам выбирал себе лекарства.
Она их только выписывала.
Умер он тихо в 83 года через неделю после моей свадьбы.
Вспоминаются его слова:
-Тебя никто не будет любить так, как я...
Tags: лица
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments